Домой ART Искусство Татьяна Метакса – «повелительница» Востока

Татьяна Метакса – «повелительница» Востока

886
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Megapolis Time

Не секрет, что восточная тематика сегодня невероятно популярна. Многие заворожены этой невероятной культурой, пытаются стать ближе к восточным религиям, посещают всевозможные мероприятия, семинары, тренинги по этим направлениям. А нам посчастливилось побеседовать лично с настоящим певцом Востока, невероятно харизматичным, интересным, творческим, талантливым и успешным человеком. О всех тонкостях и особенностях восточной культуры, ее подводных камнях и многом другом нам рассказала знаменитая Татьяна Христофоровна Метакса, первый заместитель директора Государственного музея Востока.

Татьяна Метакса – «повелительница» Востока Татьяна Христофоровна, расскажите, почему Вы увлеклись и посвятили себя именно Востоку в целом и культурам Востока в частности? С чего началась Ваша история?

– Я достаточно странно начну свой ответ. Часто в жизни бывают истории, когда люди появляются на свет, после того, как их родители тщательно готовятся к этой новой важной социальной роли. Некоторые даже высчитывают все по звездам. Но гораздо чаще бывает по-другому, спонтанно. Мы появляемся на свет после самых разных, красивых и не очень историй. И возвращаясь к вопросу, как я пришла к Востоку, могу сказать, что это произошло вторым способом – спонтанно. То есть никаких специальных мыслей, каких-то особенных предзнаменований, кроме одного, никогда не было. А это единственное предзнаменование было такое: в 6-м классе в школе был карнавал, и мой папа сумел нарядить меня в костюм индианки. Он принес кусок очень красивой ткани, из которого было сделано что-то типа сари, нарисовал мне традиционный индийский знак на лбу. И я в роли молоденькой индианки присутствовала на этом школьном карнавале.
Мое появление в Государственном музее Востока случилось таким образом. Я пришла на встречу класса, после того, как уже закончила институт. Поведала, где я работаю, и наша замечательная классная руководительница Зоя Степановна сказала мне: «Таня, тебе нужно идти в музей Востока, потому что ты любишь искусство, ты из семьи художников, коллекционеров». Она буквально направила меня на нужный путь, по которому я и пошла. А согласно буддийской традиции, никаких случайностей в жизни не бывает.

Что все-таки стало той самой реперной точкой, после которой Вы поняли, что Восток – это неотъемлемая часть Вашей жизни?

– Скажу просто – творчество Николая Рериха

Вы привели пример из буддийского учения. Можете ли Вы сказать, что по своим внутренним установкам больше склоняетесь не к христианству, а к буддийской религии?
mUkTfOxpgBg

– Я считаю, что этот вопрос очень интимный. Но все же постараюсь ответить на него. Работая долгие годы в музее, встречаясь с деятелями различных конфессий, изучая труды в нашей великолепной музейной библиотеке, размышляя, я пришла к выводу, к которому приходили многие думающие люди, а именно, что очень много общего в мировых религиях, постулаты общие. Поэтому взять и четко определить себя в какое-то одно течение очень сложно.
Фамилия моя греческая, византийская. И я знаю, что мои предки, жившие в Греции, были священниками. Но себя я не хочу определять конфессионально. Первая лекция, которую я написала, придя в музей, была лекция о Древней Индии. Я сразу очень серьезно восприняла буддийское учение. И уже в течение многих лет по-разному изучала его, наблюдала буддийские памятники, общалась с буддийским духовенством. В начале 90-х в Москве появилось множество представителей буддийских традиций. И я была членом правления общественного Института буддизма, в который входили очень серьезные люди. То есть все сложилось так, что в большей степени я знакома именно с буддийской традицией. Я не воцерковлена, но периодически бываю в церкви и с глубочайшим пиететом отношусь к православию. В силу своей работы я знакома и с представителями высокого ранга мусульманской конфессии. То есть у меня всеобъемлющее отношение к религии в целом.

Почему именно Восточная культура породила такое огромное количество, скажем так, не очень удобных моментов для нашей Западной культуры? Я имею в виду, к примеру, такие явления как аум синрике, кришнаиты, разные ответвления радикального исламизма и т.п. Грубо говоря, почему нет представителей западной культуры, которые уверены, что имеют право надеть на себя пояс смертника и взорвать себя в метро?

-К сожалению, если обратиться к истории человечества и вспомнить крестовые походы, мы не можем говорить о милости и доброте. Различные вновь появившиеся религиозные школы иногда действительно отличаются экстремизмом и жестокостью. Это приходится признать.
Я прекрасно помню, как в начале 90-х годов возникало течение аум синрике. Их прекрасно здесь принимали. Изначально это никому не казалось злом. Просто одна из буддийских школ с мантрами. Они даже ставили балет «Бардо тодол» во Дворце съездов, и я ходила на эту постановку. Очень влиятельные личности принимали основателя и руководителя этого течения Секо Асахара. «Бардо тодол», кстати, это название тибетской книги мертвых. А потом вдруг безобидное движение превратилось в настоящий ужас. Сразу невозможно было это предугадать.

Давайте перейдем от идеологически сложных к более приятным вопросам. Расскажите о Ваших мечтах, задумках, проектах, которые хочется реализовать. Быть может Вам хочется организовать в ближайшее время какую-то необычную выставку или написать книгу.

– По поводу написания книги Вы попали в точку. С 1996 года я веду дневники. Раньше вела их ежедневно, подробно излагала мысли, душевные переживания. Мне самой нравилось, как я в начале каждой страницы, наверху, в правом углу, перечисляла цветы, которые мне в этот день или дарили, или я сама покупала их себе. А сейчас стала просто записывать самые яркие впечатления от прошедшей недели.
Еще когда-то давно я пробовала писать стихи, потом отошла от этого занятия. Вообще я по натуре своей больше чтец. Раньше я могла читать по 600 страниц в день. Вот, например, с удовольствием читала новую книгу о Пушкине. И мне все равно, что его любят все, я его тоже люблю. Словом, я серьезный чтец, увлекаюсь литературой лет с 6-ти, неплохо разбираюсь и в современной литературе, знакома с рядом наших современных писателей. Кто-то мне более близок, от кого-то я полностью отказалась. Очень часто мне говорят: «Таня! Тебе надо писать мемуары». А я не хочу писать мемуары по одной очень серьезной причине. Стараюсь быть правдивой, не лгать ни самой себе, ни людям. И если я, описывая свою жизнь, начну писать правду, это будет очень интересный текст, который, с одной стороны, будет изысканным, а с другой – очень жестким, порой, драматичным. Какими-то отдельными эпизодами своей очень интересной жизни я делюсь в разных интервью. Наверное, я принадлежу к такой породе людей, которые в конце мемуаров подписывают фразу «прошу опубликовать через достаточное количество лет после того, как не станет человека, написавшего этот текст».

Татьяна Метакса для Мегаполис Тайм
Татьяна Христофоровна, Вы очень известная персона. Сегодня все знают, что музей Востока просто не может существовать без Метаксы. И про Вас даже ходят легенды, что Вы человек непростой, видящий будущее, умеющий соприкасаться с этим. Что когда Вы встречаетесь с людьми, то видите их насквозь. Скажите, а в жизни, в работе этот дар помогает Вам или наоборот мешает?

– С одной стороны, это очень помогает, а с другой стороны, иногда становится как-то даже скучно от того, что я заранее чувствую все ходы, поступки. Причем я совершенно не хочу наклеить на себя ярлык какого-то необычайного человека. Это скорее интуиция и мои папины греческие и мамины украинские корни. Моя бабушка – лучшая гадалка на Украине, которая погибла от рук банды Махно. В то время банда свирепствовала, убивала, грабила людей. Бабушка гадала на картах, и к ней приходили соседи, задавали вопрос, где шайка Махно прячет их состояние, и она всегда точно указывала. В итоге махновцы ее уничтожили. Поэтому я никогда не училась гадать на картах.
Много лет назад я даже придумала термин «эзотерическая попса». Я попсу вообще не люблю ни в каком виде, а в области эзотерики особенно. Помню в начале 90-х в желтой прессе постоянно пестрели лица всевозможных ясновидящих. Поэтому сейчас от слова экстрасенс меня начинает просто трясти. Не спорю, есть люди действительно глубоко чувствующие и видящие, но все это слишком затоптано и смято бесконечными ведуньями, колдуньями и разными шоу.

Давайте поговорим о местах силы в Москве. Что же это на самом деле такое?

Для меня места силы – это Шелапутинский переулок, Самокатная улица, Лефортовский парк, Бауманская улица и улица Казакова. Мне посчастливилось родиться и проживать в этих уютных уголках старой Москвы – Немецкая и Басманная слобода. Церкви, дома, усадьбы, дворы, помнящие Александра Пушкина, его дядю Василия Львовича, Петра Чаадаева, Екатерину Великую, Петра I и многих других, – все это места моего проживания, по которым я брожу и бесконечно восхищаюсь ими.
Еще мне очень нравится бывший ликеро-водочный завод, где сейчас проходят всевозможные праздники и квесты. Вообще я обожаю дома из красного кирпича начала 20-го века. Когда вижу подобные строения, у меня на сердце становится теплее.

Все в жизни строится на передаче информации, и основная задача более зрелого поколения передать информацию, свой опыт молодым. Какое послание Вы бы хотели передать молодому поколению?

Старайтесь жить, вспоминая великого Омара Хайяма: «Нести легко тяжелый жизни груз».

Мария Токанова
Фото: Дмитрий Митрохов