Домой ART Искусство Светлана Касьян: «Самый главный конкурент для меня – это я сама»

Светлана Касьян: «Самый главный конкурент для меня – это я сама»

13
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Она родилась в бедной семье, ее воспитывала одна мама. Чтобы хоть как-то помочь матери, она торговала морковкой и сандалиями на рынке. Но она всегда знала, что ее истинное призвание – выступать перед публикой, удивлять всех своими выдающимися вокальными способностями и занимать призовые места. Благодаря невероятной работе над собой и абсолютной уверенности в собственных силах эта маленькая целеустремленная  девочка  превратилась во всемирно известную оперную певицу. И сегодня ей рукоплещет публика Италии, Германии, Англии, США и других стран мира. Итак, своими секретами с нами поделится великолепная Светлана Касьян.

 

– Светлана Давидовна, у вас блестящее музыкальное образование. А с чего началась Ваша любовь к музыке? Быть может, Вас кто-то направил в это удивительное творческое русло?

– Любовь к музыке у меня с самого рождения. А по-настоящему осознать это мне помогла мама. У нее музыкальное образование, она является дирижером детского хора мальчиков в музыкальной школе. Поэтому в нашем доме всегда звучали прекрасные музыкальные композиции Чайковского, Рахманинова, Вивальди, Шопена.

– Скажите, Вы всегда были уверены, что займете достойное место на пьедестале оперной сцены или изначально видели себя в совершенно иной профессии?

– Я с рождения знала, что буду петь. Но не сразу поняла, в каком именно жанре. Также у меня не было сомнений в том, что я займу определенную нишу и стану достойной певицей. Почему я была так уверена в этом? Наверное, мне подсказывала моя интуиция, и я была абсолютно твердо уверена в своем будущем успехе. А вот что касается жанра, то я достаточно долгое время была в поиске того, что мне по-настоящему подходит. Я попробовала себя, пожалуй, во всех музыкальных стилях – от джаза до R`n`B. Но когда я дошла до классики, а если быть точнее, то до оперы, то мгновенно влюбилась всей душой в этот жанр. И отдала всю себя без остатка этому делу.

– Вы помните, каким был Ваш первый большой шаг в мир оперной сцены, который способствовал тому, что на Вас впервые обратили внимание, выделили среди тысяч претенденток?

– Как я уже отметила, пела я буквально с рождения. И когда мне было 5 лет, я ходила на детское прослушивание для участия в детском хоре. И тогда все педагоги единогласно решили, что это юное дарование будет петь не в хоре, а соло, и хор будет мне подпевать. Поэтому с ранних лет я много гастролировала, пела перед самыми разными аудиториями, постоянно участвовала в детско-юношеских вокальных конкурсах. Кстати, я скрывала свой возраст, говорила, что старше специально, чтобы попасть на конкурсы, в которых были возрастные ограничения. И все равно побеждала. По единогласному мнению жюри, занимала призовые места, чем очень радовала свою маму.

Интересно также то, что я рано стала приносить в дом собственно заработанные деньги. Дело в том, что за победу в одних конкурсах давали финансовое вознаграждение, в других – интересные призы. Так я выиграла ковер, люстру. И все это было как нельзя кстати, поскольку у нас была неполная семья, папу я никогда не видела, а мама зарабатывала очень мало.

Я прекрасно понимала, что маме очень трудно, и уже в 10-11 лет очень сильно повзрослела и пошла искать работу. Подслушала разговор соседей о том, что скоро одна из соседок собирается открывать точку на рынке. Так я стала торговать морковкой, сандалиями и прочими вещами. Зато я приносила маме денежку. И была очень счастлива, что могу купить что-то и маме, и себе к школе. Конечно, я работала не постоянно, но ни одни выходные и каникулы не проходили у меня без дела.

– Как Вам удалось добиться успеха и признания, не имея никаких связей и протеже за спиной, поделитесь секретом?

– Наверное, моя вера в прекрасное подарила мне огромное количество встреч с замечательными людьми, которые в той или иной степени и стали для меня некими протеже. Так, к примеру, мне на жизненном пути встретилась прекрасная пианистка, которая буквально за руку привела меня к нужным людям. Также я получила потрясающее бесплатное образование, начиная от Московской Государственной Консерватории, заканчивая Большим театром и стажировкой в Америке и Вашингтоне у самого Доминго. И все это мне оплачивала Россия, за что я ей бесконечно благодарна. То есть со мной рядом всегда оказывались нужные люди, которые очень меня поддерживали.

В одиночку, без какой либо помощи невозможно добиться головокружительного успеха. Скажу больше, даже сейчас, когда я уже состоявшаяся певица я продолжаю встречать добрых открытых людей, которые готовы пойти на встречу и протянуть руку помощи. И я убеждена, что, пройдя все эти трудности, ты становишься даже более интересен публике. У тебя накапливается настолько внушительный багаж, которым ты готов поделиться с людьми по всему миру, что это автоматически обогащает тебя внутренне.

– Вы согласны с выражением: «таланту нужно помогать, потому что бездарность сама пробьется»?

Я считаю, что всем нужно помогать, потому что сложностей и без того хватает. И особенно это касается талантливых людей, у которых есть настоящая жажда к работе. В будущем я как раз мечтаю открыть фонд, который будет помогать детям из малообеспеченных семей получить хорошее образование. Если нет финансовой возможности, но есть огромное желание и внутренний огонек, то обязательно нужно им помогать.

image1 (2)

 – Вы обладательница уникального певческого голоса – сопрано. Как считаете, на сегодняшний день у Вас есть серьезные конкуренты? И как вообще обстоят дела с таким понятием как конкуренция в оперном мире?

Сегодня вопрос с конкуренцией в оперном мире стоит достаточно жестко. Могу сказать, что ситуация стала даже серьезнее, чем десятилетие назад, потому что сейчас век интернета и молодежь сама прекрасно видит, что необходимо для успешного развития, какую нужно слушать музыку, какой репертуар на данный момент самый ходовой, какие требования предъявляют к исполнителю. И если раньше существовал стереотип, что оперная певица – это такая большая «тумба», которая стоит на одной точке и поет что-то на непонятном языке, то сейчас ситуация в корне изменилась. Сегодня ты должен знать языки, прекрасно выглядеть, соответствовать роли, владеть искусством актерского мастерства круче любого голливудского актера. Кроме того, у оперного певца обязательно должна быть психологическая выдержка, чтобы несмотря ни на какие обстоятельства, блестяще отработать свою программу.

Но самый главный конкурент для меня – это я сама. Быть лучше, чем вчера – голос, актёрское мастерство, внутреннее наполнение –  это бесконечная работа над собой. Казалось бы,  выступление и спектакль были шедевральными, но ты прекрасно понимаешь, что нужно расти дальше, от тебя ждет этого роста публика. И каждый раз ты должен давать зрителям все больше и больше эмоций и впечатлений. Бывает даже такое, что еще месяц назад выступление прошло просто блестяще, а спустя всего две-три недели, даже несмотря на каждодневную работу, ты сам чувствуешь, что что-то было не так. И твои наставники, коучи, педагоги говорят о том, что ты стал петь хуже. И для меня это самый большой удар.

– Оперный мир чем-то похож на шоу-бизнес. А сталкивались ли Вы с недоброжелателями, которые открыто хотели Вам навредить, подпортить репутацию?

– Не секрет, что сейчас я становлюсь популярной, меня узнают в разных странах: в Швейцарии, Италии и даже тех местах, где я еще не выступала. Но при этом есть и немало недоброжелателей, которые демонстрируют свою позицию в соцсетях, пишут мне неприятные комментарии.

Я достаточно рано добилась успеха и признания. Кроме того, я первая в истории Московской Государственной Консерватории, еще будучи студенткой, попала в Большой театр на главные роли. Так, Консерваторию я оканчивала, уже исполняя одну из титульных ролей в опере. Также я была первой в истории Большого театра, которая будучи 25-летней певицей дебютировала в такой роли, как «Тоска». Словом, голос был уже готов, но я сама еще не очень готова. У меня дрожали коленки, и я чувствовала себя ребенком, которого выбросили в большую воду, чтобы научить плавать.

Но, как это ни странно, больше всего зависти связано не с профессией, а с моей внешностью. Когда я, будучи беременной, набрала большой вес, было невероятное количество радости, что «наконец-то Касьян стала страшной». И я была очень удивлена, что моя внешность раздражает людей даже больше, чем успех в карьере.

– Вы настолько открытый, легкий, свободный человек. Как Вам удалось за столько лет работы в такой непростой сфере, где постоянно возникают склоки и скандалы, сохранить такие важные человеческие качества?

– Я понимаю, что надо меняться, потому что у меня действительно очень жесткая профессия. Я работаю над собой, читаю огромное количество литературы, но пока, как видите, безуспешно. Хотя, с другой стороны, может быть как раз за эти качества публика по всему миру меня так горячо любит и принимает.

– Знаю, что Вы полиглот, говорите на очень многих языках. Расскажите, на каких именно? И как удалось так мастерски их освоить?

– Я владею в совершенстве итальянским языком. Продолжаю развивать свой английский, потому что мне нужен не только бытовой, но еще и дипломатический. У меня огромное количество дипломатических писем, документов. Немного понимаю французский, на уровне грамматики знаю немецкий. Поскольку родилась я в Грузии, то знаю и грузинский, хотя его уже подзабыла, так как мы уехали из этой страны в 1998 году, когда я была маленькая. А освоить такое количество информации мне помогает мое внутреннее желание всегда быть номером один. Кроме того, в других странах никто не предоставляет переводчиков, поэтому если ты хочешь быть мировой звездой, должен сам очень постараться.

– В 2011 году Вы были названы журналистами самым многообещающим голосом мира. На Вашем счету также множество достойных премий и наград. А какую из них выделили бы лично Вы как самую ценную?

– После того, как я дебютировала в Большом театре в партии «Тоска»,  будучи еще совсем юной исполнительницей, вошедшей в историю Московской Государственной Консерватории и российской оперы в целом, сразу все журналисты и критики нарекли меня самым многообещающим голосом мира. И эти слова оказались пророческими, потому что затем эта роль стала моей коронной по всему миру. Я исполнила ее более 150 раз в самых разных странах.

image3

Очень многое мне дала премия Гран-при в Китае, когда я поехала в Шанхай на «V International Competition Ningbo-2011», куда слетелись певцы из самых разных уголков мира. Всего было около 600 участников. Именно там я завоевала главную премию – Гран-при. Все говорили, что это нереально, поскольку там были члены жюри из Италии, Америки, Китая. Но у меня была абсолютная уверенность, что я возьму эту победу. Причем тогда у меня был очень непростой период. Помимо того, что нужно было готовиться к этому конкурсу, важно еще было повышать свой технический уровень. К тому же, возникли проблемы с финансами. Но я вынуждена была отказаться от всех подработок во имя качества. И тогда я жила на 15 тысяч рублей в месяц.

Конкурс состоял из трех туров. Нужно было спеть разную программу на разных языках в разных жанрах. И когда жюри объявило, что я стала обладательницей премии Гран-при и мне вручили конверт, в котором было 20 тысяч долларов, я не могла поверить своему счастью. Я поняла, что бог не отворачивается от нас даже в самые сложные периоды. К тому же, меня увидела и услышала публика. И именно с этого момента началась моя международная карьера.

– Сегодня Вы гастролируете по всему миру. А где, на Ваш взгляд, самая гостеприимная и благодарная публика?

– Толпа поклонников поджидала меня у служебного входа и выносила на руках и в Италии, и в Германии, и в России, и в США. Более холодная публика в Англии, но у них такие традиции. Когда я приехала петь в Англию из гостеприимной Италии, где меня буквально забрасывали подарками и носили на руках, то мне было немного не по себе увидеть настолько сдержанную публику. Зато, когда я пришла домой, увидела огромное количество писем у себя в Facebook.

Безусловно, всегда очень горячо меня встречает российская публика. Но, к сожалению, именно у нас есть люди, которые считают себя экспертами классической музыки, только потому, что часто посещают, так называемые, мероприятия «классической тусовки». И они пытаются убедить всех, что все артисты, которые приезжают к нам из Европы – это априори хорошо, а все свое – это плохо.

Причем, чтобы мне завоевать «свое место под солнцем» в Европе, прошло много лет, потому что там ты чужая. А в России ты получаешь меньший гонорар, потому что ты русский. Это такая странная особенность нашей ментальности – на родине пророков не бывает. То есть, если в Европе очень поддерживают своих исполнителей, то у нас все с точностью до наоборот.

– Какие на сегодняшний день у Вас есть нереализованные профессиональные мечты, которые Вы бы очень хотели воплотить в жизнь?

– У меня никак не дойдут руки до записи собственного диска. Я понимаю, что это очень важно и нужно, но мне катастрофически не хватает на это времени из-за постоянных гастролей и перелетов.

Я мечтаю сыграть леди Макбет из оперы Верди «Макбет». На мой голос блестяще ложится роль этой коварной женщины, которая убила всех во имя власти, денег и крови. И я бы с удовольствием примерила на себя этот интересный образ.

– У Вас есть муж и маленькая дочка. Как удается совместить насыщенные творческие будни и семью?

– Скажу честно, непросто. Иногда моя дочка со мной, иногда я оставляю ее с папой. Дело в том, что, как я уже отметила ранее, очень часто гастролирую, а с маленьким ребенком делать это просто физически невозможно. К примеру, зимой у меня был контракт с двумя странами – Швейцарией и Италией. И мне приходилось постоянно разрываться между этими странами. А если контракт предполагает, что я в течение нескольких месяцев выступаю в одной стране, то конечно, беру дочку с собой.

Что касается моего супруга, то он не из творческой сферы. Скажу больше, для меня это было одним из решающих фактов для замужества. Он учился в Америке, в Оксфорде на философском факультете. Я очень благодарна своему супругу за понимание, уважение и поддержку, ведь, порой, меня не бывает в России по полгода.

image4

– Как зовут Вашу дочку? И почему выбрали именно это имя?

– Дочку зовут Наталья. Имя мы выбрали совершенно случайно, это настоящее божье провиденье. Изначально я хотела назвать ее либо Анечкой, либо Кристиной. Но когда она родилась, я посмотрела на нее и сказала: «Это Натулечка!».

– Не секрет, что голос – это главное для оперного певца. А если ли какие-то правила, которые нужно соблюдать, чтобы сохранить этот удивительный дар на долгие годы?

– Безусловно, очень важен хороший сон, необходимо соблюдать режим питания, следить за своими физическими нагрузками. К примеру, можно заниматься фитнесом и ходить в сауну только после репетиций. Все это разрыхляет связки, поэтому нужно быть очень осторожным. Что касается питания, то нельзя есть орехи, холодные молочные и кисломолочные продукты. Также нам нельзя загорать на солнце, поскольку это пересушивает связки. Более того, накануне важных ролей я настолько берегу голос, что даже не разговариваю ни с кем по телефону.

– Весной-2017 года Вы снялись в откровенной фотосессии для журнала Maxim. Скажу честно, очень неожиданный и даже авантюрный шаг для оперной певицы. А как отреагировали коллеги, СМИ, супруг, завистники?

– Вообще я согласилась на эту фотосессию не сразу. Но когда меня стали уговаривать, мотивируя это тем, что огромное количество публики привлечется благодаря этому шагу в мир оперы, я дала положительный ответ.

На самом деле режиссеры в опере, порой, раздевают нас еще круче, поэтому в этой фотосессии не было ничего экстраординарного. Для меня это была такая же роль, но я исполнила ее не для театра, а для глянцевого журнала. Кроме того, съемка получалась совершенно не пошлая, и я совершенно не жалею, что поучаствовала в ней и стала первой оперной певицей, которая снялась для журнала Maxim. Даже мои коллеги в кулуарах обсуждали, что мечтают о такой съемке, но их не зовут. Словом, я очень рада, что поучаствовала в таком интересном проекте, тем более, это был юбилейный выпуск, в котором также снялись такие достойные представительницы, как Мария Шарапова, Моника Белуччи.

– Поделитесь планами на будущее. Чего ждать поклонникам Вашего творчества в ближайшее время?

– Хорошая новость для России – я буду немножечко чаще в родной стране. Это связано с тем, что я заключаю очень интересный контракт. Планирую представить зрителям премьеру в «Новой опере» – это потрясающий театр в саду Эрмитаж.

Также у меня в планах огромное количество поездок, перелетов в разные страны мира, где я буду продолжать демонстрировать публике свой голос и актерское мастерство.

– Чтобы Вы хотели пожелать читателям нашего издания?

– Самое главное – это здоровья. И, конечно же, гармонии, покоя, мира в душе, а также ощущения счастья, который каждый сможет найти для себя сам.

Мария Токанова, Иван Ирбис, Мария Смерчинская

Фото предоставлены пресс-службой