Домой ART Искусство Hoodgraff

Hoodgraff

232
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

На протяжении уже почти трех десятилетий, граффити в России ассоциируется с неумело “накаляканными”, некрасивыми и откровенно портящими улицы городов “творениями” хулиганов. Для самих же вандалов, нанесение изображения на стену является способом получить дозу адреналина, ведь они рискуют попасться в руки властям. Я могу это понять, даже как-то пробовал чисто из интереса. Однако, не понимаю тех, кто занимается откровенным вредительством.

Но есть и те, кто вкладывает в свое искусство (а это я смело могу назвать искусством) гораздо больше сил и эмоций. Такие художники становятся широко известными в своих кругах и за пределами. Эти ребята не гонятся за адреналином, они наслаждаются процессом, всегда сложным, но очень увлекательным. Их силы направлены на то, чтобы донести свою мысль людям через творения на стенах. Мимо этих работ пройти невозможно. Одна из таких команд называется HoodGraff. Я взял интервью у спонсора и основателя проекта – Бурж Артема.

Расскажи о своей команде.

В команде сейчас три человека – это я, Анастасия, занимается живописью, и Илья, он рисует стрит-арт. Я не рисую, не пою, не танцую, занимаюсь исключительно управленческой деятельностью, спонсор этого проекта и основатель. Всем от 24 до 26 лет, то есть Илье 26, нам с Анастасией по 24 года. Белорусы без вредных привычек. Вот приехали в Питер покорять культурную столицу, пока что задержались здесь. Куда дальше нас поведет пока непонятно еще.

С чего все началось?

Изначально, основной состав, который был в 2013 году, там было двое ребят. Мои старые знакомые – они просто занимались граффити. Посмотрел, ребята вроде толковые, но рисуют обычные шрифты, классические ник-неймы и так далее. Я решил поэксперементировать, попробовать внести нечто доступное для жителей. Это еще было в Витебске. Интересно было посмотреть, как народ реагирует на мои идеи. Нарисовали Снуп Догга, был резонанс, и мне понравилось, что была положительная реакция пожилых людей, что немало важно. Потому что граффитчики не очень пользуются популярностью, скажем так. После этого я понял, что, вот где собака зарыта, надо грамотно преподносить искусство людям и начал дальше искать персонажей, согласовывать места, вкладывать деньги в краску, в логистику. Потом, в один момент решили, что дальше уже некуда, весь город изрисован. Вот мы приехали в Питер и пока что здесь колбасимся.

Чем ты занимался до проекта HoodGraff?

Занимался концертной, продюссерской деятельностью. Всегда обитал возле творческих людей. Организовывал фестивали, даб-степ вечерники, но так как это не мой стиль музыки, да и грязи было много, я ушел. Еще помогал магазинам раскручиваться и творческим единицам. HoodGraff для меня – это большой опыт, где я взялся с головой за проект. До этого было, скажем так, просто практика университетская. Идея, голова и деньги – три составляющие успешного проекта.

Какие первые самые значимые работы?

Слушай, ну я одним примером укажу на Виктора Цоя, первый портрет в Питере, нарисовав который, мы стали счастливыми обладателями контактов с властями. На нас сразу вышел Полтавченко, губернатор Питера. Ему понравился Виктор Цой. Было обещано выделить много площадок, много всего сказано, но как я понял, это все потому что предстояли выборы. Как были выделены 112 площадок, так они и канули. От этого мы ничего не приобрели и ничего не потеряли по сути. Так что, несмотря на то, что нас связывали с Полтавченко общие интересы, мы не пользовались никакими привилегиями. В общем это был знаковый момент не только для нас, но и для всего стрит-арта в Питере, потому что мы наделали шумиху. Государство присмотрелось, от этого выиграли очень многие команды. Многие приглашались на обсуждение планов по облагораживанию города. Мы, конечно остались с носом, но это был хороший опыт.

Сколько времени уходит на одну работу «от и до»?

Примерно от двух суток, до пяти у нас доходило. Все зависит от погоды. Среднее количество дней – это три. Три дня уходит на стандартный, хороший портрет. Краски около пятнадцати баллонов и литров десять акрила. Пять литров мы колеруем в серый цвет, сразу закатываем часть лица. Было такое, что мы на супер-марафоне за месяц нарисовали семь работ. Это были супер-бессонные ночи, супер-голодные ночи.

Как вы выбираете место, где рисовать?

Очень простым методом: скейт под ноги – и погнал чесать. То есть, как и на машине, так и на скейтах. Куда нельзя проехать на машине – на скейте. Нет никакой карты, нет никакого форума, где кто-то подыскивает места. Все делается вручную, Когда мы ездили в Таиланд, во Вьетнам рисовать, заранее на Google-картах я пытался найти потенциальные стенки.

Как вы выбираете кого рисовать?

Нет никакого алгоритма выбора персонажа, никакой формулы. Примерно за пару часов до начала покраски выбираем. Представляем, кто на данной локации вписывается лучше. Какие события произошли недавно. Если не было событий, отдаем дань людям, которые заслуживают уважение. Цой, например изначально был давно в списках. У нас есть свой список в двадцать-тридцать человек, которых мы хотим нарисовать. Так же было с Бодровым.

В каких городах и странах можно увидеть ваши работы?

На данный момент, если по городом пройтись – это Витебск, в Минске была попытка нарисовать Василия Быкова – это самый переводимый на иностранный язык белорусский писатель. Но сочли, что это какой то оппозиционный выход. Была большая шумиха по этому поводу, судились и все жутко затянулось. Вьетнам – Муйне. Была попытка в Хошимине сделать. Начали рисовать Чарли Чаплина, но власти подумали, что мы обычные вандалы. Объяснить не удавалось, там мало кто говорит на английском. Я включал такого добропорядочного гражданина Российской Федерации, который не понимал, что ему отвечают на вьетнамском и продолжал говорить на английском, но, к сожалению, нам не дали закончить. Еще Тайланд, остров Самуи. На этом пока все. Зимой планируем куда-нибудь поехать, возможно, даже в Европу. Но пока это только в планах, так что без конкретики.

Какие у вас планы и цели?

Наша задача обращать внимание людей на современные проблемы. Терроризм, экология. Будем вырабатывать новую концепцию, за все будем браться, громче кричать. Думаем над введением цвета в работы. Осталось только начать рисовать.

Как вы относитесь к современному искусству?

Слушай, ну как я отношусь… Когда-то и Да Винчи был современным и Шагал… Сейчас то, что происходит можно назвать мракобесием. (Смеется) Потому что на некоторые работы посмотришь – чем только не рисуют, какими частями тела только не рисуют. Это просто сумасшествие. Я думаю, дальше только хуже будет, потому что самое интересное и в живописи, и в стрит-арте уже занято, все сливки сняты. Я называю это творческой депрессией. Хотя посмотрим, что будет. Мы удачно заняли нишу с портретами. Черно-белый формат. Это все очень просто, это на поверхности. Таких простых вещей очень мало остается, люди начинают мудрить. На это интересно смотреть со стороны.

Какие художники вам больше всего нравятся?

С теми, с кем я встречаюсь, с художниками, могу выделить ACAB, который делает куски. Он пишет “ACAB” везде. Никакой смысловой нагрузки. Вот Анастасия занимается живописью и привлекла мое внимание к классике. Теперь в Эрмитаже я начал понимать некоторые работы. Не просто мимо проходить и картинки смотреть. Еще очень нравится художник El Mac. У него интересная техника дугообразными линиями. Вообще, полно сейчас интересных художников, трудно кого-то выделить.

Ну вот видишь, современное искусство в порядке.

Слушай, ну я бы сказал, это – современная техника, а не современное искусство. А так-то банками интересные вещи много кто делает. Кто-то делает сложнейшие работы в гиперреализме, кто-то делает супер-простые, наивные, которые так почему-то хаваются народом.

Что можете пожелать начинающим художникам?

Я всем это говорю – если ты рисуешь на улице, то ты рисуешь для людей. Надо всегда думать, понравится ли это людям. Многие не понимают, почему то, что они делают, никому непонятно. Потому что никто так глубоко не мыслит на улице. Никто не будет вдумываться в закорючку. Тут важен момент. Две-три секунды, чтобы захватить внимание и вызвать реакцию – нравится/не нравится. Подходить к этому нужно с открытой душой. К нам как-то мужик с пивком зашел, мы делали портрет Тони Хоука. Спросил: «А нахрен вы это все делаете? Вот нахрена?». А я объясняю ему, что просто мне нравится. Нравится то, что происходит, даже нравится, то, что ты подошел и спросил. Он ответил, что не понимает, зачем, ведь это бабок не приносит, никакого смысла. Я ему объясняю: «Вот ты в неделю на пивко тратишь тысяч десять. А я примерно на такую же сумму трачу на свое занятие. Мне это и нравится, есть своя роль в обществе. А у тебя ее просто нету, вот ты и недоумеваешь». То есть всем, кто ищет идею я бы советовал как раз делать что-то полезное, созидательное. Чтобы кого-то цеплять, чтобы кому-то это помогало. Только тогда будут рождаться истинные таланты.

Instagram: @myhoodisgood
Facebook.com/myhoodisgood
VK.com/hoodisgood

Ярослав Ларионов

Фото предоставлены из личного архива HoodGraff